Самойлова вспомнила тревожные четвертые роды: отслойка плаценты, гематомы, нераскрытие легкого

В честь первого дня рождения младшего ребенка — сына Давида, многодетная мама Оксана Самойлова решила поделиться с подписчиками подробностями тех четвертых родов. Хотя Джиган и Оксана планировали сына после трех дочек, эта беременность была незапланированной. О ней Самойлова узнала на сроке около 12-14 недель. «Была сильная отслойка плаценты, гематомы и т.д. Тогда я почти месяц лежала и это был момент, когда мы остались в Америке, пока врачи не разрешили лететь», — вспоминает она.

Самойлова вспомнила, что когда у нее начались ночью схватки, она подождала до утра и часа в 4 сама «неслась за рулем с мощными схватками в роддом».

«Проблема была в том, что экстренное кесарево и мы не заказали кровь в банке крови. Без этого операцию делать нельзя. В итоге я часов до 10 утра еще пролежала со схватками. К моменту, когда меня привезли к операционную, я не спала уже около 26 часов, я была просто адски уставшей и мне было просто нереально страшно. Меня так колотило, что аж подбрасывало на столе операционном».

После кесарево малыша достали, приложили быстро к груди матери и тут же забрали.

«Я тогда плохо соображала и не поняла, что произошло. Меня зашили, перевезли в восстановительную палату — это типа реанимации. Там я пробыла пару часов. Особо ничего не помню. Потом перевели в обычную палату. Давидика не принесли, ответили что-то невнятное, я уснула».

«Когда я проснулась, его тоже не привезли. Сказали, что он в отделении интенсивной терапии, что есть какие-то подозрения и им нужно сделать диагностику, взять анализы и т.д. Так прошел весь день, я не могла ходить и соответственно пойти к нему в отделение тоже не могла. Это были самые длинные сутки в моей жизни».

«Денис ходил к нему, но ничего внятного ему тоже не говорили. Просто он лежал под кучей датчиков с кислородной трубкой, катетерами в отдельном боксе под наблюдением».

«К ночи я снова научилась ходить и побежала в отделение к сыну. Это была наша первая полноценная встреча с момента рождения. Он был таким крошечным и бедненьким, и лежал там один весь в трубках каких-то. Боже, как я рыдала. И никто не говорил, что именно с ним, какие у них подозрения, когда его можно забрать в палату. Посидеть там у него мне разрешили минут 15».

«В Америке ты ничего не решаешь. Все решает больница и врачи. Пока ребенок на территории больницы, за него несет ответственность больница. Даже ходить с ребенком на руках не разрешают. Только сидя, либо в кресле-каталке».

«На следующий день пришли доктора и сказали, что у него при рождени не до конца раскрылось одно легкое. Но потом в течение первых суток оно расправилось и все отлично. Через пару часов мне привезли Давидика в палату, как ни в чем не бывало, и сказали, что можно выписываться домой».

 

Источник

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *